logo
 
?

бинго букмекерская контора

Виноград и сливы в тазах, темные и ароматные, наполняющие благоуханием воздух в доме. И все испортила сестра, положившая руку мне на запястье. Я пыталась дотянуться до них, но они лопались, как мыльные пузыри.— Софи! Я села на кровати, поплотнее завернувшись в ночную рубашку, и попыталась зажечь свечу на прикроватном столике. Мы вздрогнули, точно от боли, услышав, как вскрикнул наш младший брат. Она выглядела на все сорок пять, хотя ей было двадцать четыре. Страх, что брат может заговорить, лишал возможности соображать здраво. Весь прошлый месяц обитатели «Красного петуха» жили надеждой отведать сочной свининки с хрустящей корочкой.

Хрустящие багеты, настоящий белый хлеб только что из печи, выдержанный сыр с промытой корочкой, расползающейся по краям тарелки. Во рту уже стоял его сладкий вкус, я вдыхала терпкий аромат. Даже в неверном свете свечи я видела, что она бледна как смерть, а глаза расширены от ужаса.— Они взяли Орельена. Несмотря на непроглядную темень, я чувствовала, как воздух прямо-таки дрожит от напряжения. Они говорят, что заберут Орельена, если тот не скажет, где свинья.— Орельен будет молчать, — ответила я. Мы неделями откармливали его желудями и объедками в надежде, что, когда он нагуляет вес, мы сможем пустить его на мясо.

Я протянула руку, чтобы взять тяжелую гроздь, но сестра меня остановила.— Убирайся! Потом бросилась мимо сестры к окну и увидела во дворе солдат, хорошо заметных в свете фар военного грузовика, и своего младшего брата, закрывавшего голову руками в напрасной попытке защититься от обрушивающихся на него со всех сторон ударов оружейных прикладов.— Что происходит? Я прекрасно знала, что у меня на лице написан такой же страх. Я набросила на плечи шаль и на цыпочках снова подошла к окну, чтобы еще раз посмотреть, что происходит во дворе. Снаружи снова донесся короткий вопль брата, затем — торопливый умоляющий голос сестры и резкий окрик немецкого офицера. Затем я разбудила Мими, велев ей идти за мной, но только молча.

Я собиралась намазать реблошон на теплый белый хлеб и заесть виноградом. У сестры на голове, так же как и у меня, был надет для тепла хлопковый чепец. Снизу раздавались мужские крики, голоса гулко разносились по вымощенному камнем внутреннему двору, в курятнике громко квохтали куры. Милостью Божьей он отбился от стада свиней, что немцы загоняли в кузов грузовика, и мгновенно нашел приют под пышными юбками старой мадам Полин.

Случилось то, чего мы и боялись.— С ними комендант. Приход коменданта говорил о том, что к нам забрели не просто пьяные солдаты, жаждущие дать выход чувству неудовлетворенности путем раздачи тумаков и угроз. Его присутствие свидетельствовало о том, что мы совершили серьезное преступление.— Софи, они обязательно найдут ее. Поросенок вполне осмысленно посмотрел на меня умными глазками, словно уже знал, что его ждет.— Прости, mon petit, [1]— прошептала я. Бедная девочка успела всего навидаться за последние месяцы, поэтому послушалась беспрекословно.

Если они найдут ее, — дрожащим голосом прошептала Элен, — нас всех арестуют. Она посмотрела, как я беру на руки ее грудничка-братика, выскользнула из кроватки и доверчиво вложила крошечную ручонку в мою руку.

Мы стянули ее во время реквизиции на ферме месье Жирара.

Я, наверное, уже рассказывала вам историю этой свиньи?

Он встал на ноги, посмотрел на меня и недовольно захрюкал.

Поросенок, лежавший на соломенной подстилке, сонно заморгал глазками.

Тяни время, чтобы я все успела, до того как они ворвутся в дом.— А что ты собираешься делать? Я подняла тяжелый засов на двери, ведущей в соседний погреб, который когда-то был до потолка заставлен бочонками пива и хорошего вина, откатила в сторону пустую бочку и открыла дверцу старой чугунной печи для выпечки хлеба.

Затем сбежала вниз, открыла дверь в погреб и спустилась по холодным каменным ступеням, настолько родным и знакомым, что, несмотря на жуткую темень, я вполне могла бы обойтись без призрачного света свечи.